Пятница, 05.06.2020
Киржачский информационный портал
Меню сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Категории раздела
История [15]
Исторические документы [3]
Краткие очерки [6]
Погода в Киржаче
Яндекс.Погода
Праздники
Праздники России
Новые сообщения
  • Кошкин Сергей Федорович (11)
  • Киржачская учительская семинария (158)
  • Кизовское озеро(Крутое) (16)
  • Генеалогия(база данных) (171)
  • Карабановы.Вознесенские. (161)
  • Ларец Львовых-Тарасовых (21)
  • дер.Корытово(Корытниково) (8)
  • Крузенштерн Н.И. ,Грибоедов А.С. (10)
  • ВОВ (75)
  • Литкружок им.Горького (13)
  • Статистика

    Rambler's Top100
    Besucherzahler dating services
    счетчик посещений


    Яндекс цитирования
    Онлайн всего: 11
    Гостей: 11
    Пользователей: 0
    Главная » История и краеведение » История Киржача » История

    ОТ ВОЛГИ ДО АЛЬП БОЕВОЙ ПУТЬ 36-Й ГВАРДЕЙСКОЙ СТРЕЛКОВОЙ ВЕРХНЕДНЕПРОВСКОЙ КРАСНОЗНАМЕННОЙ, ОРДЕНОВ СУВОРОВА И КУТУЗОВА II СТЕПЕНИ ДИВИЗИИ I
    Военно-исторический очерк боевого пути 36-й гвардейской стрелковой Верхнеднепровской Краснознаменной, орденов Суворова и Кутузова II степени дивизии. Получив боевое крещение под Сталинградом в августе 1942 г., она прошла трудными дорогами войны от берегов Волги до Австрийских Альп. В книге, рассчитанной на массового читателя, в популярной форме рассказывается о боевых действиях дивизии, ратных подвигах ее бойцов, командиров и политработников. ЮГО-ЗАПАДНЕЕ СТАЛИНГРАДА Тревожные дни переживала страна летом грозного сорок второго. Уже больше года шла жесточайшая битва с немецко-фашистскими захватчиками. Гитлеровское командование, создав мощные ударные группировки, в конце июня развернуло крупное наступление на южном участке советско-германского фронта. Враг намеревался захватить плодородные земли Дона и Кубани, нефтеносные районы Кавказа, выйти к Волге. Это, по мнению фашистского командования, должно было решительно ослабить СССР, обеспечить гитлеровскую армию нефтью, а также ускорить вступление Турции в войну на стороне нацистской Германии. Ценой огромных усилий противнику удалось к середине июля выйти в большую излучину Дона, овладеть важным стратегическим пунктом Ростовом, форсировать Дон в его нижнем течении и создать непосредственную угрозу прорыва к Волге и на Кавказ. Над страной вновь, как и в огненном сорок первом, нависла смертельная опасность. В этой сложной и чрезвычайно тяжелой обстановке Центральный Комитет партии, Государственный Комитет Обороны приняли экстренные меры для организации отпора врагу. Ставка Верховного Главнокомандования выдвинула из своего резерва на сталинградское направление три общевойсковые армии — 62, 63 и 64-ю. Вместе с отошедшими сюда с боями 21-й общевойсковой и 8-й воздушной армиями они вошли в состав образованного 12 июля Сталинградского франта, перед которым была поставлена задача остановить дальнейшее продвижение немецко-фашистских полчищ. 17 июля начался оборонительный период Сталинградской битвы. Советские войска вели упорные, кровопролитные бои с 6-й полевой армией противника. На помощь ей с кавказского направленая била переброшена 4-я танковая армия, которая, наступая вдоль железной дороги Тихорецкая — Сталинград, должна была выйти к Волге и ворваться в город с юго-запада. Для усиления войск, действовавших на сталинградском направлении, Ставка Верховного Главнокомандования в первых числах августа направила несколько стрелковых и танковых соединений, артиллерийских и минометных частей, в том числе и 36-ю гвардейскую стрелковую дивизию. 36-я гвардейская стрелковая дивизия была сформирована на базе 9-го воздушно-десантного корпуса по директиве Ставки от 31 июля 1942 г. Переформирование корпуса продолжалось с 1 по 5 августа. За это время на доукомплектование 36-й гвардейской стрелковой дивизии поступило пополнение, в том числе около 700 курсантов из различных училищ Московского военного округа. Входившие в состав корпуса 20, 21, 22-я воздушно-десантные бригады были преобразованы соответственно в 104, 106, 108-й гвардейские стрелковые полки. Кроме того, заново формировались отдельный гвардейский учебный стрелковый, 47-й отдельный гвардейский пулеметный и 41-й отдельный гвардейский саперный батальоны, 39-й отдельный гвардейский истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион, 41-я отдельная гвардейская зенитная батарея, 38-я отдельная гвардейская разведывательная рота, 47-я отдельная гвардейская рота связи, 41-я отдельная гвардейская рота химической защиты, 39-я отдельная гвардейская автомобильная рота подвоза. Командиром дивизии был назначен бывший командир 9-го воздушно-десантного корпуса полковник М. И. Денисенко. Еще в 1937 г. ему было доверено командовать 1-м авиадесантным полком, впоследствии преобразованным в 202-ю воздушно-десантную бригаду. Энергичный и деловой, решительный и требовательный командир, он часто бывал в частях и подразделениях, хорошо знал нужды и запросы воинов, проявлял о них отеческую заботу. На должность военкома дивизии назначили бригадного комиссара И. В. Кудрявцева — опытного партийного работника, имевшего непререкаемый авторитет среди десантников. Командирами 104, 106, 108-го полков соответственно стали майоры Ф. О. Быков, Г. П. Кетов, П. Н. Федотов; военкомами — старшие батальонные комиссары В. Б. Хацкевич, А. С. Коршунов, батальонный комиссар А. И. Морозов; начальниками штабов — капитаны С. Н. Пенин, А. Н. Цысь, старший лейтенант В. Т. Олефир. Для формирования дивизии было отведено очень мало времени, поэтому командование принимало все меры, чтобы в короткий срок создать боеспособное соединение. Это стало возможным благодаря организованности, дисциплинированности, сплоченности воинов - десантников, высокому уровню их боевой выучки. Успеху дела способствовала также четкая, слаженная работа штаба дивизии. Обязанности начальника штаба временно исполнял заместитель командира дивизии полковник М. Ф. Борисов — энергичный, инициативный командир, отличавшийся исключительной работоспособностью. Эти качества позволили ему наладить дружную, согласованную работу отделений штаба дивизии и штабов полков, которые много трудились, чтобы разумно распределить людей, технику и вооружение, своевременно, в указанный срок укомплектовать части и подразделения. Умелым организатором партийно-политической работы зарекомендовал себя батальонный комиссар Г. И. Денисов, назначенный начальником политического отдела дивизии. Он многое сделал, чтобы охватить партийным влиянием все стороны жизни и деятельности формируемых воинских коллективов. Прежде всего добился назначения во все части и подразделения политработников. Опираясь на них, политотделу удалось создать в ротах и батареях полнокровные партийные и комсомольские организации. Умелая расстановка коммунистов и комсомольцев позволила укрепить партийную прослойку в подразделениях. Накануне отправки на фронт в дивизии насчитывалось 994 коммуниста, 5628 комсомольцев, то есть более 60 процентов всего личного состава. 5августа части начали погрузку в железнодорожные эшелоны, хотя формирование дивизии к этому времени еще не было завершено: отсутствовали артиллерийский полк, некоторые специальные подразделения, не было автомашин, лошадей, повозок, некоторых видов военного имущества и снаряжения. Все это поступало в дивизию в пути следования и на конечном пункте назначения. Не один воинский эшелон отошел в те августовские дни от железнодорожной станции небольшого уютного городка Ивановской области. Горожане, в основном рабочие местного шелкового комбината, среди которых находился и секретарь райкома партии С. И. Фураев, тепло, словно родных сыновей, провожали десантников в путь. Эшелоны почти без задержек, строго выдерживая график, следовали один за другим на юг страны. Хотя десантники знали, что едут на фронт, но они даже представить себе не могли, какие трудности ожидали их впереди, в какой величайшей битве суждено было им участвовать. 11 августа первые эшелоны, перевозившие личный состав, вооружение и боевую технику дивизии, остановились на станциях Сарепта, Чапурники. Еще продолжалась выгрузка из вагонов, когда комдив полковник М. И. Денисенко направился в штаб 57-й армии. Командующий армией генерал Ф. И. Толбухин только что возвратился из войск. Узнав о прибытии полнокровной, укомплектованной десантниками дивизии, он оживился. —- Знаю, знаю парашютистов. Лихой народ! Дерутся истинно по-гвардейски. — И, помолчав, продолжал: — Обстановка на фронте сложная. Даже очень. Противник рвется к Волге. Наша задача — сорвать планы врага, измотать его, перемолоть живую силу и технику, разгромить... — В заключение сказал: — Дивизия пока будет в моем резерве. Но боевой приказ может поступить в любую минуту... На исходе того же дня командующий Юго-Восточным фронтом генерал А. И. Еременко, предвидя наступление противника, поставил командующему 57-й армией дополнительную задачу: одним стрелковым полком прикрыть дефиле между озерами Сарпа, Цаца, Барманцак. Выполнение этой задачи генерал Ф. И. Толбухин возложил на 108-й гвардейский стрелковый полк, переподчинив его временно 15-й гвардейской стрелковой дивизии.Главные силы 36-й гвардейской дивизии, находясь во втором эшелоне армии, заняли на среднем оборонительном обводе полосу от Коммуны имени Кирова до населенного пункта Семисотов (примерно 30 км юго-западнее Сталинграда). На правом фланге дивизии полковник М. И. Денисенко поставил 104-й, на левом — 106-й гвардейские стрелковые полки с задачей упорно оборонять занимаемые позиции, не допустить прорыва танков и пехоты противника в направлении Красноармейск, Сарепта Безлесная равнинная степь, изрезанная многочисленными балками, значительно затрудняла возведение оборонительных сооружений, осложняла организацию системы огня, маскировку позиций, путей подвоза боеприпасов, вооружения, питания. Солончаковая почва от зноя закаменела и трудно поддавалась лопате. Однако бойцы упрямо вгрызались в грунт. Рыли окопы полного профиля, траншеи, ходы сообщения, сооружали блиндажи, наблюдательные и командные пункты, минировали подступы к переднему краю обороны. Положение осложнялось еще и тем, что авиация противника непрерывно наносила бомбовые удары. Организацию обороны в частях и подразделениях контролировал штаб дивизии. Часто бывал в полках и полковник М. И. Денисенко. Он знакомился с положением дел, интересовался строительством фортификационных сооружений, организацией системы огня, советовал, как лучше организовать работу, распределить силы, расставить огневые средства, как наладить взаимодействие с приданными и поддерживающими подразделениями. Одновременно завершалось доукомплектование дивизии. В эти дни в ее состав вошли 40-й отдельный гвардейский медиконсанитарный батальон, полевая хлебопекарня, дивизионный ветеринарный лазарет, полевая почта, полевое отделение Госбанка. Части и подразделения получили автотранспорт, лошадей, повозки, упряжь, недостававшее военное имущество, снаряжение. Однако по- прежнему в дивизии не было артиллерийского полка. Командиры и политработники, партийные и комсомольские организации усилили партийно-политическую работу среди личного состава. Главным направлением ее оставалось разъяснение требований приказа народного комиссара обороны № 227 от 28 июля 1942 г. Оно началось еще в дни формирования дивизии. Приказ зачитывался перед строем десантников. Во всех частях и подразделениях состоялись митинги, политработники, агитаторы провели беседы. Первыми боевое крещение в дивизии приняли воины 108-го гвардейского стрелкового полка. Десантники понимали важность и сложность поставленной им задачи. Сложность заключалась в том, что полк занял участок обороны протяженностью около 32 км, не был усилен дивизионной артиллерией, не имел зенитных средств. В подразделениях не хватало снарядов для орудий, противотанковых гранат. Командир полка майор П. Н. Федотов боевой порядок построил в один эшелон. На правом фланге от совхоза Приволжский до Цацы оборонялся 2-й стрелковый батальон, левее — до хутора Семкин — 1-й,, от хутора Семкин до населенного пункта Малые Дербеты занял оборону 3-й стрелковый батальон. 6-я стрелковая рота со взводами автоматчиков и станковых пулеметов, отделением противотанковых ружей (ПТР) прикрывала левый фланг полка. Получив задачу, личный состав подразделений начал рыть окопы и траншеи, минировать передний край обороны и танкоопасные направления, усиленно вести разведку противника. Работать было нелегко. Люди задыхались от зноя и пыли. Пот заливал глаза, стекал по лицу. Мучила жажда. Однако гвардейцы трудились без устали, сознавая, что от вражеских танков, бомб, снарядов и мин их может спасти только родная земля. В эти тревожные, напряженные дни в полку непрерывно проводилась партийно-политическая работа, которую умело организовал батальонный комиссар А. И. Морозов. Десантники искренне уважали своего комиссара. А.И. Морозов, агитатор полка С. П. Лештаев, секретарь полковой партийной организации Ш. А. Ишаков, секретарь комсомольской организации И. Н. Паринов постоянно находились среди бойцов, разъясняли им боевую задачу, положение на фронтах и в тылу. Политработники укрепляли моральный дух личного состава, вселяли уверенность в победе над фашистскими захватчиками, призывали гвардейцев превратить каждый окоп в неприступную крепость, дать достойный отпор противнику, когда он пойдет в наступление. Утром 13 августа танки и пехота передовых частей врага появились перед передним краем обороны полка. Артиллерия открыла огонь, и фашисты отошли. На следующий день до роты пехоты противника с 6 танками и 2 бронетранспортерами двинулись на высоту 87,0, где находился усиленный стрелковый взвод младшего лейтенанта С. Седачева. В ожесточенной схватке десантники отбросили фашистов, подбили танк и 2 бронетранспортера противника. В последующие дни полк вел бои с отдельными группами пехоты и танков противника и уничтожил еще 3 танка. В середине августа гитлеровское командование завершило подготовку к новому наступлению. Враг намеревался силами двух армий -- 6-й полевой и 4-й танковой — осуществить одновременный удар с запада и с юга, взять в клещи войска 62-й и 64-й армий, составлявших главные силы обороны города, разгромить их и захватить Сталинград. 6-я полевая армия Паулюса должна была форсировать Дон в районе Вертячого и ворваться в Сталинград с северо-запада, а 4-я танковая армия Гота ударом из Абганерово, Плодовитое протаранить оборону советских войск и выйти к Волге в районе Красноармейска, а затем ворваться в город с юга. Утром 17 августа в небе появились «юнкерсы» и начали бомбить позиции полка. Тут же ударила вражеская артиллерия. Потом пошли танки 29-й моторизованной дивизии противника. Обладая многократным превосходством, гитлеровцы рвались вперед, пытаясь смять, раздавить десантников. Завязалась ожесточенная схватка.Отважно сражался личный состав подразделений, которыми командовали лейтенант В. Кузьмин, младшие лейтенанты В. Гончаренко, Ф. Пресняков. Комсомольцы Ф. Зенин, А. Галимзянов, С. Колесников и Г. Кокшаров бутылками с горючей смесью подожгли танк и бронемашину, уничтожили более десятка фашистов. Два танка подбили бронебойщики отделения ПТР сержанта А. Кузнецова. Еще одна стальная громадина с крестами на борту застыла перед окопом наводчика противотанкового ружья Ф. Сахарова. Боец Ф. Кабанов, заменивший убитого наводчика пулемета, уничтожил 10 фашистов, а красноармейцы М. Бельский и Ф. Лукин — 9. Минометчик А. Бисеров точными выстрелами накрыл немецкую автомашину с боеприпасами. Метко бил врага минометный расчет, в составе которого действовал комсомолец М. Дибров. Отличилось и отделение, которым командовал сержант А. Ненадович. Автоматными очередями гвардейцы расстреляли более десятка вражеских солдат, бутылками с горючей смесью сожгли танк и бронемашину. Пять раз поднимался противник в атаку, но, неся потери, откатывался на исходные позиции.На следующий день бой разгорелся с новой силой. Опять в небе появились бомбардировщики. Затем в атаку ринулись вражеские танки и пехота. Как и накануне, гвардейцы стойко защищали свои рубежи. Героически дрался расчет противотанкового ружья в составе Н. Накрайникова и П. Ляшева. Когда танки противника приблизились к окопам бойцов, комсомолец Накрайников тщательно прицелился и нажал на спусковой крючок. Стремительно надвигавшийся танк будто ударился о невидимую преграду и остановился, а после второго выстрела загорелся. Другой танк пытался обойти охваченную огнем машину и на какой-то миг подставил свой борт. Воспользовавшись этим, гвардеец выстрелил точно. С вражескими экипажами расправился Ляшев. В ходе боя отважные воины сожгли еще два танка противника. За этот подвиг бронебойщики Н. И. Накрайников и П. Т. Ляшев первыми в дивизии были награждены орденом Отечественной войны I степени Беспощадно громили врага артиллеристы Г. Казачкин и А. Литвиненко. Они подбили автомашину с военным грузом и уничтожили до роты пехоты. Помощник командира взвода старший сержант Т. Сухарев вместе с красноармейцем С. Мельником истребил 8 гитлеровцев. Храбро сражался замполитрука В. Жук — секретарь комсомольской организации пулеметной роты. Выдвинувшись с пулеметом во фланг атакующей пехоты, он кинжальным огнем помог стрелкам отбить атаку врага. Отважно и умело действовали в бою и воины других специальностей. Не раз отличались полковые разведчики, возглавляемые старшим лейтенантом Ю. М. Морозовым. На минах, установленных саперами взвода лейтенанта Н. А. Черникова, подорвалось несколько вражеских танков. Под ураганным огнем и разрывами бомб обеспечивали бесперебойную связь подчиненные лейтенанта Н. Л. Петина. Огромное напряжение испытывал личный состав тыловых подразделений. Открытая местность позволяла противнику просматривать и простреливать минометным огнем всю территорию, обороняемую 108-м полком, от переднего края до мест расположения батальонных и полкового тыловых пунктов, укрытых в глубоких балках и оврагах. Вражеская авиация господствовала в воздухе. Самолеты противника охотились не только за каждой машиной или повозкой, но и за отдельными бойцами. Поэтому снабжение боеприпасами, продовольствием, эвакуация раненых осуществлялись в исключительно сложной и опасной обстановке. Многие подносчики погибали в пути, так и не добравшись до своих позиций. Поскольку все передвижения совершались только ночью, обед и ужин доставлялись в термосах с наступлением темноты, а завтрак — перед рассветом. На день бойцы получали сухой паек и флягу воды. Воду возили издалека и расходовали экономно. Врачи, фельдшера, санитарные инструкторы делали все, чтобы спасти жизнь раненым. Мужественно действовали в бою санитары-носильщики. Комсомолец Ф. Неустроев вместе с бойцами отражал атаки фашистов и уничтожил двух гитлеровцев, а затем под шквальным огнем доставил на батальонный медпункт трех раненых гвардейцев. Восемь бойцов и командиров вынес с поля боя красноармеец К. Рыболовцев. Комсомолец А. Верещагин, несмотря на ураганный огонь и бомбежку, спас жизнь тяжелораненого командира. Многим воинам оказал первую медицинскую помощь коммунист Г. Михно. На батальонные и полковой медицинские пункты поступали только тяжелораненые. Бойцы, получившие легкие ранения, оставались в строю. К концу дня накал боя стал спадать. Чувствовалось,что враг выдыхается, ему не хватает сил. Наступившую передышку гвардейцы использовали для подготовки к отражению нового удара. В том, что он последует, никто не сомневался. Противник стремился во что бы то ни стало пробиться к командным высотам волжского берега в районе Красноармейска, а оттуда — на южную окраину Сталинграда. Такая настойчивость гитлеровцев объяснялась тем, что «Красноармейск, — как потом писал немецкий генерал Г. Дёрр, — был южным краеугольным камнем обороны Сталинграда и одновременно конечным пунктом единственной коммуникации, связывавшей по суше западный берег Волги с Астраханью. Ни в каком другом пункте появление немецких войск не было бы так неблагоприятно для русских, как здесь». В ночь на 19 августа командиры и политработники находились в окопах и беседовали с бойцами. Рассказав об общей обстановке на фронте, они еще раз напомнилиим о требованиях приказа № 227, призвали с честью и достоинством выполнить свой долг перед Родиной. —Призыв «Ни шагу назад!», — говорил в беседе с бойцами батальонный комиссар А. И. Морозов, — это призыв партии, веление народа, приказ Родины. И мы обязаны его выполнить. Наш долг — остановить врага, не допустить фашистских извергов к Сталинграду. Воины-десантники заверили, что честно исполнят свой долг, будут сражаться по-гвардейски, упорно, до последней капли крови защищать Сталинград. В ту же ночь 108-й гвардейский стрелковый полк был усилен дивизионной артиллерией. Еще вечером полковник М. Ф. Борисов доложил командиру дивизии о прибытии 65-го гвардейского артиллерийского полка, которым командовал майор М. А. Якишин. Полковник М. И. Денисенко вызвал к себе командующего артиллерией дивизии полковника А. П. Кутырева и приказал ему немедленно отбыть в полк и познакомиться с людьми, ввести командира в оперативную обстановку и срочно направить дивизионы на усиление 108-го полка. Рано утром 20 августа вражеские самолеты вновь начали бомбежку переднего края. Вскоре противник перешел в атаку. 60 танков и до полка мотопехоты 24-й танковой дивизии фашистов пытались с ходу прорвать оборону 108-го полка на правом фланге. Хотя силы были явно неравны, советские воины не дрогнули, встретили врага дружным огнем. Помогли гвардейские минометы: залпы «катюш» накрыли огнем несколько вражеских машин. Гитлеровцы откатились назад. Вскоре началась новая атака. Десантники и на этот раз дружным огнем отсекли пехоту от танков, а артиллеристы и петеэровцы вели бой с танками врага. Геройски дрались орудийные расчеты 65-го гвардейского артиллерийского полка. Его личный состав уже имел фронтовой опыт: под Боевым Знаменем 553-го легкого артиллерийского полка он сражался под Перекопом и Таганрогом, участвовал в Изюм-Барвенковской наступательной операции. За ратные подвиги, отличную боевую выучку, высокую организованность и дисциплину полк был преобразован в гвардейский и со второй половины июля 1942 г. действовал под Сталинградом. В этих кровопролитных боях особенно отличились командиры дивизионов майор И. И. Миранюк, капитаны А. Г. Бычков и Д. С. Дорохов, командиры батарей старший лейтенант П. С. Ничик, лейтенанты В. Г. Двуреченский,М. Н. Четвериков, командиры орудий сержанты И. 3. Живора, А. Н. Фоменко, П. Ф. Шеняк и их товарищи. Бесстрашно вел бой с танками противника расчет старшего сержанта П. Бондаренко. Расчет был хорошо замаскирован, и враг не смог его обнаружить. Поймав головную машину в перекрестие прицела, наводчик Я. Полупанов выстрелил. Снаряд перебил гусеницу, танк завертелся на месте. —Молодец, Яков! — радостно воскликнул Р. Исламов и мгновенно зарядил орудие. Еще выстрел, и вражеская машина запылала. Такая же участь постигла вторую, а затем и третью машину... Метко разили врага и расчеты сержантов А. Губарева, К. Ермоленко. Фашисты не выдержали огня гвардейцев и отступили. Не помогли им и повторные атаки. Только расчет П. Бондаренко в этом бою поджег 8 танков, бронемашину, уничтожил до роты пехоты противника. За проявленный героизм П. Бондаренко и Я. Полупанов были награждены орденом Красного Знамени, а заряжающий красноармеец Р. Исламов — орденом Отечественной войны I степени. В те напряженные дни оборонительных боев на подступах к Сталинграду армейская печать не раз писала о ратных подвигах воинов 65-го гвардейского артиллерийского полка. Так, в корреспонденции «Стоять насмерть!», опубликованной в газете 57-й армии «Сталинский воин», рассказывалось о батарее лейтенанта В. Г. Двуреченского. Героически сражаясь с вражескими танками, гвардейцы подбили и сожгли 14 машин и отстояли свой рубеж, не пропустили гитлеровских захватчиков к Волге.Мужественно отражал натиск врага личный состав 2- го батальона старшего лейтенанта И. Г. Межецкого. Командир батальона грамотно построил оборону, хорошо организовал систему огня, на полную мощь использовал все возможности оружия подразделения, тесно взаимодействовал с 1-м стрелковым батальоном, которым командовал старший политрук Е. И. Мандрыкин. Насмерть стояли стрелковые роты лейтенантов П. С. . Шевченко, И. В. Архипова. Заместитель командира батальона лейтенант А. И. Попов вместе с бойцами в течение многих часов отбивал натиск гитлеровцев. Бестрашно вели себя в бою комиссар батальона старший политрук П. К. Петухов, политруки рот П. Н. Кокорин,А.И. Кончин. Находясь в боевых порядках, они пламенным словом и личным примером увлекали бойцов на героический подвиг во имя Родины. Поддерживая стрелков огнем, без пощады громили фашистов артиллеристы. Метко разили вражеские танки и пехоту расчеты сержантов В. С. Евдокимова и Н. А. Филоненко. Отличился и командир орудия сержант В. С. Примак, на счету которого было 4 подбитых танка и до 100 истребленных гитлеровских захватчиков. Комсомолец Василий Примак к тому же сбил вражеский самолет- разведчик «Фокке-Вульф». Командование наградило воина орденом Отечественной войны I степени . Враг, не считаясь с потерями, упорно рвался вперед. До 2 рот автоматчиков при поддержке 15 танков яростно обрушились на правофланговую роту 1-го батальона. Начался нелегкий бой. Отражение вражеской атаки возглавил командир батальона старший политрук Е. И. Ман- дрыкин. Действуя решительно и смело, он поджег 2 танка из противотанкового ружья. По примеру командира столько же танков подбил из ПТР ефрейтор В. Лямин. Решительными действиями личного состава роты гитлеровцы были отброшены на исходный рубеж. Исключительно сложная обстановка создалась на левом фланге полка, на участке 3-го стрелкового батальона, которым командовал старший лейтенант И. И. Беспальцев. В особенно трудном положении оказалась 7-я рота лейтенанта Б. Невского. До 2 батальонов автоматчиков при поддержке танков и авиации пытались с ходу взломать оборону гвардейцев. Ведя огонь из пушек и пулеметов, вражеские танка приближались к переднему краю. Бронебойщик П. Ерофеев отчетливо видел крест на бортовой броне машины. Он тщательно прицелился и выстрелил. Тремя бронебойными пулями ему удалось поджечь стальную махину. Другой танк задымил после меткого выстрела комсомольца М. Любушкина. Младший сержант С. Леонтьев противотанковой гранатой подбил бронетранспортер, а его экипаж расстрелял автоматными очередями. Автоматчик И. Аникеев уничтожил 10 фашистов. Примером для гвардейцев в бою был политрук роты Н.. А. Красавин. Бывший сельский учитель из Горьковской области в войну стал политработником, умелым воспитателем воинов. Посланец партии н армии, он обладал удивительной притягательной силой, редким даром располагать к себе людей и влиять на их поведение. Смелый, энергичный, политрук всегда находился среди бойцов, там, где труднее всего, где требовалось страстное партийное слово, личный пример мужества и отваги. Говорят, что бесстрашие — это не отсутствие страха, а полная работоспособность, собранность и выдержка в минуты смертельной опасности. Именно такие качества проявил коммунист Красавин в том кровопролитном бою. Когда под вражеским танком с гранатой в руках погиб командир роты, политрук принял на себя командование подразделением. Окинув взглядом горстку воинов, он крикнул:—Слушай мою команду! Будем драться. Драться до последней возможности, но фашистов к Волге не пропустим! Воодушевленные призывом коммуниста, бойцы сражались с невиданным упорством. Однако силы были неравными, гитлеровцы продолжали наседать. Замолчал еще один пулемет: весь расчет его выбыл из строя. Николай Красавин дополз до пулемета и открыл огонь по фашистам длинными очередями. Осколок снаряда смертельно ранил политрука. Умирая, он завещал бойцам выстоять. И они выстояли, не отступили ни шагу назад. В течение 7 часов рота сдерживала неистовые атаки вражеских танков и пехоты. Ни жестокая бомбежка, ни ураганный огонь артиллерии и минометов, ни танковый удар — ничто не могло сломить волю гвардейцев. О подвиге политрука Н. А. Красавина и его боевых товарищах на следующий день рассказала газета «Правда» в корреспонденции «Северо-восточнее Котельниково». Бои в межозерном дефиле достигли своего апогея. Враг упорно рвался к Сталинграду. Перегруппировав силы, противник нанес еще один удар. Он пришелся по правофланговому, 2-му батальону старшего лейтенанта И. Г. Межецкого. Противнику удалось обойти позиции ослабленных непрерывными боями стрелковых рот лейтенантов В. Н. Турчина и В. П. Соколова. Но и в окружении гвардейцы продолжали драться с прежним упорством. Обстановка еще более обострилась, когда прорвавшиеся танки и автоматчики врага вышли к командному пункту полка. Все, кто находился на КП, взялись за оружие. Руководил обороной майор П. Н. Федотов. Группы, сформированные из разведчиков, связистов, саперов, бойцов комендантского взвода, возглавляемые начальником штаба старшим лейтенантом В. Т. Олефиром и другими штабными командирами, заняли оборону на подступах к блиндажам командного пункта и .мужественно отбивали натиск гитлеровцев. В той критической ситуации командир полка приказал помощнику начальника штаба лейтенанту В. А. Потапову вынести в тыл Знамя полка и документы. Это ответственное задание было поручено старшине роты автоматчиков коммунисту Е. Тятых, командиру отделения этой же роты Г. Шушарину, сержантам В. Барабенову и Ф. Гузю. Гвардейцам удалось прорваться через вражеское кольцо окружения и спасти Знамя части. Кровопролитный бой частей и подразделений 108-го полка продолжался весь день. Гвардейцы стояли насмерть, проявляя невиданную стойкость и самоотверженность, выдержку и мужество, жeлeзнyю дисциплину и организованность. Рубежи, которые они защищали, оказались неприступными. До конца исполнив воинский долг, не отступив ни на шаг, смертью храбрых пали на поле боя комсомольцы В. Жук, И. Аникеев, В. Лямин, М. Любушкин, командир батальона И. Г. Межецкий, комиссары батальонов А. И. Мякишев и П. К. Петухов, заместитель командира батальона В. А. Терещенко, командиры рот и взводов В. Н. Турчин, В. П. Соколов, В. А. Кузнецов, В. А. Танье, Д. В. Амосов. Многие воины 108-го гвардейского стрелкового полка остались лежать в приволжской земле. В ходе августовских боев гвардейцы 108-го полка подбили и сожгли 49 танков, 2 бронемашины, сбили самолет, уничтожили более 500 солдат и офицеров противника Убедившись в невозможности прорваться к Сталинграду со стороны Красноармейска, гитлеровцы были вынуждены прекратить свои атаки. В течение 10 дней — с 17 по 26 августа — 4-я танковая армия противника пыталась то с одного, то с другого направления пробить брешь в обороне советских войск и выйти к Волге, а оттуда — на южную окраину Сталинграда. Но ценой огромных усилий врагу удалось лишь на отдельных участках несколько потеснить некоторые части 57-й армии. «В ожесточенных боях с наступающим противником,— сообщалось в очередном донесении политотдела 57-й армии,—бойцы, командиры и политработники частей нашей армии показали исключительное мужество, геройство и отвагу. Это говорит о том, что личный состав частей понял и практически выполняет требование приказа НКО № 227». Далее в политдонесении отмечалось, что «героические дела личного состава 108-го гвардейского стрелкового полка (36-й гв. сд) войдут в историю наравне с именами героев-севастопольцев» В то время когда 108-й гвардейский стрелковый полк вел тяжелые бои в дефиле между озерами Сарпа, Цаца, Барманцак, главные силы 36-й гвардейской дивизии по- прежнему находились на среднем оборонительном обводе в полосе Коммуна имени Кирова, Семисотов. Оставаясь в составе 57-й армии, она в конце августа (к тому времени 108-й полк вернулся в дивизию) перешла в подчинение непосредственно командующего Юго-Восточным фронтом. Такое решение было вызвано чрезвычайно сложной обстановкой, создавшейся под Сталинградом. Военный совет фронта считался с возможностью новых неожиданных ударов противника с целью прорыва к городу. Поэтому он счел необходимым иметь в своем распоряжении мобильное, хорошо укомплектованное личным составом, оснащенное автоматическим оружием соединение, способное преградить путь врагу. 36-я гвардейская стрелковая дивизия как раз отвечала таким требованиям. Последующие события на фронте подтвердили дальновидность принятого Военным советом решения. После того как противнику не удалось прорваться на стыке 64-й и 57-й армий к Красноармейцу, гитлеровское командование в течение двух ночей скрытно создало новую группировку, чтобы нанести удар в центре полосы обороны 64-й армии генерала М. С. Шумилова. С утра 29 августа эта группировка перешла в наступление. Главный удар враг нанес по 126-й стрелковой дивизии. Ее атаковали десятки танков при поддержке авиации. Обладая многократным превосходством, гитлеровцы рассчитывали одним ударом прорваться к Сталинграду, Но советские воины стояли насмерть. Только к исходу дня врагу удалось ворваться в Гавриловку, а затем переправиться на правый берег реки Червленой. В сложившейся обстановке положение на рубеже реки Червленая можно было исправить только нанесением контрударов. Для этого командующий фронтом передал 64-й армии 36-ю гвардейскую стрелковую дивизию и некоторые другие части и соединения. 31 августа командир 36-й дивизии получил срочное распоряжение: к 19 часам занять исходное положение на высотах 128,2 и 102,2 и решительной атакой уничтожить прорвавшегося противника, овладеть населенными пунктами Варваровка, Гавриловка и закрепиться. Между тем обстановка на фронте изменилась: противник продвинулся вперед и занял несколько важных в тактическом отношении рубежей. Несмотря на это, гвардейцы 36-й дивизии после короткой артиллерийской подготовки дружно поднялись в атаку. Гитлеровцы встретили их сильным огнем. Подразделения залегли. Используя складки местности, десантники начали преодолевать оставшееся до вражеских позиций расстояние. Сблизившись с фашистами, они завязали рукопашный бой. Вот тут-то в полной мере проявилась выучка гвардейцев: доведенные до автоматизма навыки ведения ближнего боя, сила, ловкость. Не выдержав штыкового удара, гитлеровцы бежали. Окрыленные успехом, десантники неотступно преследовали захватчиков. В центре боевых порядков 106-го гвардейского стрелкового полка наступал 1-й батальон под командованием старшего лейтенанта JI. С. Южакова. Батальон первым ворвался в Варваровку. Его поддержали роты 3-го батальона старшего лейтенанта Б. Л. Мурзагулова. Прицельным огнем поддерживали стрелковые подразделения орудийные расчеты 45-мм противо­танковых пушек батареи старшего лейтенанта М. П. Гарбузова и 76-мм полковой батареи капитана Б. И. Ермолаева. В 108-м полку на острие атаки действовал 2-й стрелковый батальон, которым теперь командовал лейтенант Е. Г. Хотяев. Верно оценив обстановку, комбат одной ротой нанес удар во фланг противнику, а основными силами наступал с фронта. Его поддержали огнем артиллеристы 45-мм противотанковой батареи, возглавляемой лейтенантом Г. С. Кучеренко, а также минометчики лейтенанта JI. X. Алимбекова. Неудержимо шли вперед роты лейтенанта С. И. Лапина и младшего лейтенанта И. Г. Кочеткова. Во взводе лейтенанта В. А. Пономарева отличились воины отделения ефрейтора А. Степанова, уничтожившие 12 фашистов. Четверо из них были на счету Степанова. Агита- тор взвода комсомолец II. Корякин убил пятерых захватчиков, а затем гранатой взорвал вражеский пулемет вместе с расчетом. Меткими очередями поражал гитлеровцев пулеметчик ефрейтор С. Салтовский. Будучи раненным, отважный воин остался в строю. На предложение отправиться в тыл комсомолец ответил:—Я могу еще держать оружие. Из боя не выйду. Нелегко пришлось 104-му полку, которым временно командовал капитан И. П. Шарунов. Высота 128,2, куда должны были выдвинуться его батальоны, оказалась захваченной противником. Ее пришлось брать штурмом. Гитлеровцы не выдержали удара гвардейцев и оставили высоту. Но развить успех полку не удалось: противник, укрепившись в Гавриловке, плотным огнем встретил десантников и вынудил их залечь. Подразделения стали закрепляться на достигнутых рубежах. Утром 1 сентября враг перешел в контратаку. Подпустив противника на близкое расстояние, гвардейцы залповым огнем из всех видов оружия прижали пехоту к земле. По танкам в упор вели огонь артиллеристы и петеэровцы. Первый натиск гитлеровцев был отбит. Через короткое время они снова устремились вперед. Однако ни вторая, ни третья контратаки не принесли им успеха. Под прикрытием этого контрудара соединения 64-й армии смогли перегруппироваться и по приказу организованно отойти на новый рубеж к городскому оборонительному обводу. Командующий армией генерал М. С. Шумилов требовал в приказе разъяснить всем частям и подразделениям, каждому командиру и бойцу, что указанный рубеж является линией, за которую противник не может быть пропущен ни в коем случае. «За нами Волга и Родина. Ни шагу назад! Лучше славная смерть, чем позор отступления» — такими словами заканчивался этот документ. На основании приказа командующего 64-й армией 36-я гвардейская стрелковая дивизия готовилась к отражению атак противника на новом рубеже. 104-й полк, усиленный отдельным учебным батальоном, получил задачу прочно удерживать позиции на высоте 128,2 и не допустить прорыва противника из района населенных пунктов Андреевка, Нариман. Слева на рубеже высот с отметками 102 и 101,1 перешел к обороне 106-й полк с задачей не пропустить фашистов со стороны Наримана и Гавриловки. 108-й полк, находясь во втором эшелоне, расположился у балки Крутая в готовности нанести контратаки в направлениях Гавриловки и Ивановки -Утром 2 сентября авиация и артиллерия противника нанесли мощные удары по позициям полков. Полковник М. И. Денисенко с наблюдательного пункта видел, как вражеские танки, а за ними густые цепи пехоты приближались к переднему краю обороны дивизии. 28 танков и до полка пехоты противника рвались к позициям 2-го стрелкового батальона 104-го полка. Командир батальона старший лейтенант Ф. Т. Серых скомандовал: «К бою! Передать по цепи: пулеметчики и автоматчики отсекают пехоту. Истребителям танков приготовить гранаты, бутылки с горючей смесью!» Когда гитлеровцы приблизились, батальон встретил их шквальным огнем из всех видов оружия. Яростному натиску врага гвардейцы противопоставили воинское мастерство, стойкость, самоотверженность. Завязалась ожесточенная борьба не на жизнь, а на смерть. Труднее всего, пожалуй, было роте лейтенанта А. В. Сазыкина, на которую пришелся самый сильный удар врага. Но бойцы не дрогнули. Кровопролитная схватка' продолжалась весь долгий день, не раз переходила в рукопашную. И каждый раз гитлеровцы откатывались назад. Примером для подчиненных был коммунист А. В. Сазыкин. Даже после ранения он продолжал руководить боем подразделения. Только после второго ранения санитары унесли лейтенанта в медпункт. Его заменил командир взвода младший лейтенант Н. Н. Балашов, и рота продолжала отбивать атаки фашистов. Вражеская пехота залегла под сильным огнем десантников, но танки продолжали рваться вперед. Вот они уже в ста метрах. Когда головная машина прошла над окопом младшего лейтенанта Балашова, он поднялся и бросил бутылку с горючей смесью в моторную часть. Танк загорелся. Воодушевленные примером командира, десантники яростно сражались с фашистами. Отвагу и мужество проявил в этом бою секретарь комсомольской организации роты комсомолец В.Лобачев. Жизнерадостный, никогда не унывающий, он даже в критические моменты сохранял выдержку, хладнокровие. Таким он и остался в памяти однополчан. Когда фашистские танки вклинились в оборону батальона, бесстрашный воин со связкой противотанковых гранат бросился под стальную громадину. Раздался мощный взрыв. Так погиб комсомолец В. Лоба- чев, до конца выполнив свой воинский долг перед Родиной. А бой продолжался. Стрелков поддерживали огнем артиллеристы и минометчики. Без промаха били расчеты полковых батарей, которыми командовали старшие лейтенанты А. И. Шаповалов и Д. А. Кокушадзе. ...Многотонная стальная махина стремительно надвигалась на позиции гвардейцев. Вокруг рвались бомбы, снаряды и мины, свистели осколки. Наводчик противотанкового орудия П. Матросов подпустил танк на близкую дистанцию и открыл огонь. Первым же снарядом Матросов перебил гусеницу машины, а вторым — поджег ее. Гитлеровцы засекли орудие, и рядом с пушкой разорвалось несколько мин. Весь расчет, кроме наводчика, выбыл из строя. Оставшись один, он продолжал разить фашистов, пока не кончились снаряды. Потом Матросов взял в руки автомат. Гитлеровцы решили захватить смельчака в плен живым. Казалось, положение десантника безвыходное. Но тут ему на выручку пришли боевые друзья — минометчики. Расчет в составе А. Мягкова и П. Вайдюка точно выверенными, можно сказать, ювелирными выстрелами накрыл вражеских солдат. Оставив на поле боя несколько трупов, гитлеровцы отошли. Тем временем комсомолец Матросов со своей пушкой присоединился к подразделению и продолжал бой. За проявленные мужество, отвагу и героизм замполитрука П. Матросов был награжден орденом Красного Знамени.
    Категория: История | Добавил: stas (08.06.2012) | Автор: К.В.Амиров
    Просмотров: 2604 | Рейтинг: 5.0/5 |
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Киржач © 2020-2015